на главную

Психософия - отзывы читателей

Лев Болдов

О Саше Афанасьеве.

Человек удивительного, полифонического таланта... Соразмерный великим, о которых он писал, и, к сожалению, очень мало затребованный нашим прагматичным, живущим лишь сиюминутной выгодой, временем...

Мы познакомились в начале 2001 года в доме Лены, моей приятельницы и его будущей жены, его ангела-хранителя ( иначе не скажешь!) все последние годы.

К тому моменту я уже успел полистать «Синтаксис любви», уже «заразился» этой книгой. Любопытно, что в ту первую встречу, пытаясь навскидку определить мой психотип ( он не любил этого делать, но всем же не терпелось поскорее препарировать себя и других), Саша ошибся... К собственному удивлению, я оказался «Толстым», а не «Андерсеным», как он предполагал. Однако, прочтя книгу, я не только нашел себя, но и понял, почему именно меня можно было легко «перепутать» - оправдание подобных ошибок было «встроено» в саму Сашину систему.

Удивительная книга! Как литератор я не мог не восхититься изяществом стиля, остроумием, точностью и сочностью метафор... Как математик – стройностью первоклассной математической модели, от которой вольно отмахнуться, но уличить в несовершенстве – внутри себя самой – практически невозможно! Книга – как пособие, как ключ – пусть не единственный, но безотказно работающий – ко множеству жизненных ситуаций. Достаточно сказать, что лишь благодаря ей, я сумел, наконец, разобраться в своих отношениях с любимой женщиной, на тот момент окончательно зашедших в тупик.

Друзья, которым я рассказывал об этой книге, которым давал ее читать, сразу же делились на два лагеря – либо безоговорочно принимали Сашину систему, либо не принимали вовсе. И это тоже показатель – истинный талант всегда вызывает полярные оценки.

Словом, я сделался горячим поклонником Сашиной концепции, и «Синтаксис любви», подаренный мне в тот же вечер ( почти выпрошенный, поскольку от тиража оставались жалкие крохи!) стал на долгое время моей настольной книгой. А вот наши встречи с Сашей можно посчитать по пальцам. Он жил очень замкнутой, «домашней» жизнью, мало и редко кого допуская в свой мир. (Быть может, ему хватало общения с великими тенями, которыми населены страницы его книг?).

Настоящий российский интеллигент – художник, мыслитель, энциклопедист - он не был борцом. Он не был из тех, кто умеет навязать себя – времени, обществу – зачастую компенсируя пробивной способностью сомнительность Божьего дара. Он делал то, что умел – и делал это блистательно, а заниматься собственной «раскруткой» - что может быть унизительней?!

Я благодарен судьбе за встречу с Сашиной книгой и за те несколько встреч с ним самим, которые дорогого стоили.

Август 2005 г.

Лев Болдов, математик, поэт.

Приглашение
на бесплатный
ВЕБИНАР
по книге
«Синтаксис любви»

Синтаксис
любви