на главную

Психософия - отзывы читателей

Красовский Владимир

«Счастье, когда тебя понимают» - эта крылатая фраза из фильма «Доживем до понедельника» не утратила актуальности до сего дня. Невозможно быть счастливым, когда тебя не понимают, автоматически обрекая тебя на одиночество. Оно неизбежно, будь ты вдвоем или в толпе. А возможно ли понять другого в принципе?!

Российскому философу Александру Юрьевичу Афанасьеву (1950-2005гг.), на мой взгляд, удалось ближе всего проникнуть к истокам «фактора непонимания» людей. Вот что он пишет:

«У одиночества есть своя причина: извечное незнание себя и других, отсутствие ясных представлений о собственном внутреннем мире и возможностях контакта с внутренним миром других».

Не останавливаясь на констатации этого факта, А.Ю.Афанасьев предложил свою гипотезу, оформленную в стройную систему, которую он назвал «ПСИХОСОФИЕЙ». Предложенная А.Ю.Афанасьевым умозрительная модель позволяет многое объяснить в жизни реальной. (Не в этом ли суть и истинная ценность гуманитарной науки?!) Объем сообщения заставляет меня ограничиться одним аспектом его системы мыслей и представлений (блестяще изложенных в его книге "Синтаксис любви") – объяснением «ЗАГАДКИ РУССКОЙ ДУШИ».

Но прежде несколько основополагающий принципов ПСИХОСОФИИ.

По А.Ю.Афанасьеву. существуют 24 базовых модуля человеческой психики, состоящих из числа перестановок 4-х психических функций. Они (на первый взгляд) напоминают «первоэлементы» Карла Юнга, но не совсем. К трем «юнговским» психическим функциям - «логика» (Л), «физика» (Ф), «эмоция» (Э) - он добавил (вместо «интуиции») функцию «воля» (В). При желании количество этих функций можно увеличить до бесконечности, но человеческий мозг не в состоянии справиться с таким количеством «независимых переменных».

По версии А.Ю.Афанасьева, позиция, расположение той или иной функции (как и в структуре числа, стоящего из «арабских» цифр) относительно друг друга имеет свой «удельный вес». Например, если «воля» стоит на первом месте (будем считать слева направо), то эта позиция придает всему модулю ряд черт, которые легко увидеть «невооруженным» глазом, наблюдая человека воочию или читая его эпистолярное наследие – книги, мемуары, письма и т.д.

Опытному диагносту поддаются «дешифровке» и другие функции на других позициях.

По первым буквам названий психических функций можно составить «формулу» психотипа. Так, например, 1-я «воля» (то есть функция, стоящая на первом месте) будет состоять из шести комбинаций с другими, а именно (в скобках указан яркий представитель этого психотипа):

  • ВЭФЛ (Л.Толстой)
  • ВЛЭФ (Сократ)
  • ВЭЛФ (Ахматова)
  • ВФЭЛ (Твардовский)
  • ВФЛЭ (Наполеон)
  • ВЛФЭ (В.Ленин)

Заметим, что в скобках указаны наиболее яркие исторические личности, принадлежащие этому психотипу.

Как видно из имен представителей, к этой группе психотипов принадлежали люди с ярко выраженными лидерскими, «волевыми» качествами.

Позиция «воли» на втором месте характеризуют людей с демократическими взглядами, умеющими ладить с людьми разных убеждений. К ярким представителям этой «шестерки» психотипов А.Ю.Афанасьев относит:

  • ФВЭЛ (Чехов)
  • ФВЛЭ (Гете)
  • ЭВЛФ (А.Блок)
  • ЭВФЛ (Б.Пастернак)
  • ЛВЭФ (Эйнштейн)
  • ЛВФЭ (Лао-Цзы)

Если в структуре личности «воля» стоит на третьей позиции (по А.Ю.Афанасьеву это место является «ахиллесовой пятой» человека), то она определяет людей неуверенных в себе, живущих как бы на вулкане, в постоянном страхе, беспокойстве, которые и определяют нерешительность, трусоватость, прячущиеся за маской лицемерия и даже откровенного вранья.

К «шестерке» этих психотипов относятся:

  • ФЛВЭ (И.Сталин)
  • ФЭВЛ (Дюма-отец)
  • ЭЛВФ (Андерсен)
  • ЭФВЛ (А.Пушкин)
  • ЛЭВФ (Паскаль)
  • ЛФВЭ (Платон)

Для полноты картины приведем ярких представителей людей, у которых «воля» находится на четвертом месте:

  • ФЛЭВ (Эпикур)
  • ФЭЛВ (Лукреция Борджа)
  • ЭФЛВ (Бухарин)
  • ЭЛФВ (Руссо)
  • ЛФЭВ (Акакий Акакиевич)
  • ЛЭФВ (Августин)

Люди с таким «раскладом» психических функций, где «воля» стоит в конце цепочки, отличаются патологической «слабостью характера», неумением сказать «нет».

Вернемся к типам, где «воля» стоит на третьем месте, поскольку А.Ю.Афанасьев считает их наиболее показательными именно для русского характера. И особенно он выделял два персонажа, у которых воля стоит на третьем месте: ЭФВЛ (А.Пушкин) и ФЭВЛ (Дюма).

Кто знакомился с «Солнцем русской поэзии» не по школьным учебникам, знает, какой противоречивой натурой был Александр Сергеевич. Громадный поэтический потенциал Пушкина отражает «эмоция», стоящая на первом месте. Любвеобильность поэта находит подтверждение нахождением на втором месте «физики». Местоположение «воли» на третьем месте в структуре психотипа подтверждаются самим поэтом:

  • «Пока не требует поэта
  • К священной жертве Аполлон,
  • В заботах суетного света
  • Он малодушно погружен.
  • Молчит его святая лира,
  • Душа вкушает хладный сон,
  • И меж детей ничтожных мира,
  • Быть может, всех ничтожней он»...

В эго эпистолярном наследии мы также находим подтверждение правильности «расклада» - ЭФВЛ - функций поэта. Так, он пишет в одном из писем: «Мой нрав – неровный, ревнивый, обидчивый, раздражительный и вместе с тем, слабый, - вот что внушает мне тягостное раздумье».

Человек с «3-й волей» все время боится, что его мало уважают. Вспомним, любимый вопрос русского человека: «Ты меня уважаешь?!» А «корень зла» возможно, в том, что он (живя в России и подвергаясь вечному унижения со стороны «начальства» на протяжении многих веков) генетически накопил мироощущение холопа. Вспомним Чехова, который всю свою жизнь пытался «выдавить из себя раба». Не надо доказывать, что человек, не уважающий себя, с легкостью переносит эту неприязнь на окружающих.

Другой психотип, который А.Ю.Афанасьев также считает преобладающим в русском характере – тип ФЭВЛ («Дюма-отец»). Несмотря на чувственность 1-й «физики» (которая не подтверждается спокойной верой в себя), человек типа «Дюма», вместо уверенности в своих несомненных «любовных» возможностях, посылает на поверхность из глубин изломанной души импульсы страха и постоянного недовольства. Впрочем, прочитать это послание непросто, так его «прикрывает» мощная, бесконечно гибкая 2-я «эмоция». Вот почему «дюмам» удаются роли простодушного, искреннего, открытого человека, эдакого рубахи-парня.

К этому психотипу относится и А.Н.Толстой, которого Ахматова называла «очаровательным негодяем» и «приятным лицемером». Определяет такие амбивалентные характеристики все та же 3-я «воля», тончайшая мембрана, которая на ультразвуковом уровне слышит все шумы и скрипы, исходящие от человека напротив, по мельчайшим деталям мимики, жестикуляции, выражению глаз, одежде, речи, как компьютер считывает его файл. В это время 2-я «эмоция» безукоризненно чувствует настроение собеседника и подсказывает абсолютно точно уместные для каждого отдельного случая слова, обороты, выражения.

«Дюмы» - прирожденные психологи. Не даром они как рыба в воде чувствуют себя в сферах художества или шоу-бизнеса. Великие артисты Константин Станиславский и Евгений Евстигнеев были по типу «Дюмы».

Успех ждет носителей этого психотипа в литературном творчестве: Овидий, Бальзак, Мопассан, Есенин.

1-я «физика» уже сама по себе склонна к выпячиванию в себе плотского начала, а 3-я «воля» (своей неуверенностью в себе) не поддерживает, а усугубляет эту тенденцию. В итоге у «Дюмы» единственный и самый надежный инструмент для взаимодействия с миром – его тело («физика»). Поэтому «Дюмы» относятся к своему телу трепетней, внимательней и любовней, чем кто-либо: холят, лелеют, украшают и заголяют при всякой представившейся возможности. Насилие – самая естественная для обладателей психотипа ФЭВЛ реакция на возникающие трудности. В сексе ему свойственна некоторая грубоватость любовных ласк, что объясняется «сенсорной бегемотностью» 1-й «физики». Через его «толстую кожу» тактильный сигнал проходит с трудом и ему требуется приложение повышенных усилий, чтобы почувствовать отклик чужой плоти.

При обилии телесности природа наделила «Дюму»-мужчину сильной эмоциональностью, что и объясняет женоподобные штрихи в психологическом портрете типа. В крайнем варианте это «кокотка в гриме шерифа».

С другой стороны, «Дюма» - человек-праздник. Он обожает приподнятую, жизнерадостную атмосферу, в которой может и умеет задавать тон.

Жаль, что нижестоящие функции «воля» и «логика» не в состоянии контролировать ситуацию и нередко праздники, начавшиеся довольно пристойно, заканчиваются оргиями или пьяным разгулом.

Далее я процитирую А.Ю.Афанасьева прямо из книги:

«...не без грусти приходится констатировать преобладание «Дюма» среди русских и славян вообще. Со всеми вытекающими из этого обстоятельства последствиями. Судите сами: « Русские – первые актеры в мире... Ни в одном обществе, если не считать польского, я не встречал таких обаятельных людей... Когда русские хотят быть любезными, они становятся обаятельными, и вы делаетесь жертвой их чар вопреки своей воли...» (де Кюстин).

«Вообще я считаю Россию для иностранцев пробным камнем их достоинств и что тот, кто успевал в России, мог быть уверен в успехе во всей Европе. Это замечание я считала всегда безошибочным, ибо нигде, как в России, нет таких мастеров подмечать слабости, смешные стороны или недостатки...» (Екатерина П).

«Вся Россия – страна каких-то жадных и ленивых людей: они ужасно много едят, пьют. Любят спать днем и во сне храпят. Женятся они для порядка в доме, а любовниц заводят для престижа в обществе. Психология у них собачья: бьют их – они тихонько повизгивают и прячутся по конурам, ласкают – они ложатся на спину, лапки кверху и виляют хвостом» (Чехов).

«Это нация недоверчивая, несговорчивая, робкая, но вместе с тем надменная... русские обладают необыкновенной физической силой, но крайне ленивы и охотнее всего предаются разгулу... Русские не имеют понятия о правдивости и видят во лжи только украшение» (Пальмквист).

«Болезнь воли распространена в России эпидемически: вся русская литература доказывает это. Русские неспособны к упорному усилию... Анархия с неразлучными с ней фантазией, ленью, нерешительностью – наслаждение для русского. С другой стороны, она доставляет ему предлог к бесчисленным манифестациям, в которых он удовлетворяет свою любовь к зрелищам и к возбуждению, свой живой инстинкт поэзии и красоты... русский представляет парадоксальное явление чрезмерной покорности (Платон Каратаев), соединенной с сильнейшим духом возмущения (Степан Разин)...» (Морис Палеолог).

Засилье «Дюма» в России приняло такие масштабы, что для многих иностранцев Брежнев (тип «Дюма») стал олицетворением русского народа в целом. Киссинджер писал: «Брежнев был не только генсек КПСС, но и подлинно русский. Он был смесью грубости и теплоты, одновременно неотесанный и обаятельный, хитрый и обезоруживающий... Он одновременно казался полным сил и истощенным... Он старался скрывать свою неуверенность шумливостью, неистовством, громогласностью, а глубоко запрятанное ощущение своей неадекватности – неожиданными порывами резкости».

...Вместе (тип «пушкин» и тип «дюма») они составляют суть или душу русского народа, поэтому, что бы не говорили о нем, слова Бердяева о «вечно-бабском» в русском характере останутся единственной и универсальной правдой о нем.»

На этих словах Александра Юрьевича Афанасьева я заканчиваю свое сообщение, главной целью которого являлось не провоцирование диспута (а как же Циолковский, Вернадский, Гагарин, наконец! Разве они не носители «русской души»?), а информация о наличии в интеллектуальной сокровищнице России и такого подхода к проблеме «ТАЙНА РУССКОЙ ДУШИ».

Подробнее с ПСИХОСОФИЕЙ А.Ю.Афанасьева можно познакомиться в написанной незадолго до своей преждевременной смерти (на 55-м году жизни) его книге «Синтаксис любви», М., изд. «Черная Белка», 2007 г. (есть и др. переиздания).

В.В.Красовский

Приглашение
на бесплатный
ВЕБИНАР
по книге
«Синтаксис любви»

Синтаксис
любви